1

Майский солнечный день был в самом разгаре, когда в школе No2 небольшого провинциального городка прозвенел последний, в этом учебном году, звонок.

Дверь с шумом распахнулась и на крыльцо высыпала толпа ребят. Детские голоса звенели и катились отголосками всё дальше и дальше от здания школы. Матильда, ученица 10 класса, вышла на крыльцо школы, и, озираясь, заспешила к автобусной остановке.

–Эй, Матильда! – окликнули её.

Матильда оглянулась. В тени школьной аллеи стояла Дина, ученица выпускного класса. Она махнула ей рукой и скрылась за широким стволом дерева. Постояв мгновенье в нерешительности, Матильда поплелась к Дине.

–Ну что принесла деньги?– схватила за локоть Матильду Дина и прижала к дереву.

–У меня нет денег,– буркнула Матильда и опустила глаза.

Дина взяла её за подбородок и пристально посмотрела ей в глаза. Глаза Матильды заблестели от слёз, в носу закололо. Ей хотелось вырваться из рук нежеланной собеседницы и сбежать. Но руки Дины крепко сжимали её, как в тисках. Бледно-голубые глаза Дины, словно кусочки льда, сверлили Матильду.

–Сегодня был последний день. Я дала тебе последний шанс. Ты думаешь, что со мной можно шутить?

–Нет, нет,– задрожала Матильда.

–Так в чём же дело? Твой долг вырос уже в три раза, если что. Разве я силой дала тебе в долг?

–Нет, – только и повторяла Матильда.

–Так в чём дело, я тебя спрашиваю? – повторила Дина, больно придавив Матильду к дереву.

–У меня нет денег, Дина. Мне просто негде их взять.

–И что ты предлагаешь?– спросила Дина. – Как собираешься отдавать долг?

–Я не знаю,– ответила Матильда и шмыгнула носом.

–Ясно. – Дина ослабила хватку, – Сегодня я расскажу о твоём долге Максу. И сама знаешь, как из тебя вытрясут не только деньги, но и твою паршивую душу.

Дина толкнула Матильду, и та больно ударилась о дерево головой.

– Ну, всё, разговор закончен, девочка. Иди домой и жди гостей,– сказала Дина и почесала нос.

Надо сказать, что она больше походила на парня – высокая, нескладная, с короткой мальчишеской стрижкой. Из неё бы получилась отличная спортсменка, но спорт Дину интересовал меньше всего. Компания отпетых подростков, в которой она вращалась, наводила страх не только на местную ребятню, но и на взрослых. Неудивительно, что Матильда сжалась в комок от страха, под её напором.

Дина со злостью посмотрела на сидящую под деревом Матильду, и пошла по аллее. Матильда вскочила:

–Подожди!

–Чего ещё? – остановилась Дина.

–Дина, а если я отдам долг часами?

–Какими ещё часами? Швейцарскими что ли?– засмеялась она.

–Нет. Старинными часами с изумрудами,– почти шёпотом ответила Матильда.

–Сегодня в 8 вечера на заброшенном заводе. Если не придёшь и не принесёшь часы, то тебе конец.

–Хорошо, – прошептала Матильда.

Дина ушла. Матильда вернулась к дереву и села на пустой рюкзак. Листья шумели, то и дело были слышны звуки машин, проносившихся по дороге за оградой школы, поднимая пыль.

Матильда сжала руками голову.

«Чёрт, чёрт, чёрт!» – прошептала она и упёрлась носом в колени. «Вот я дура! Угораздило же! Вот я дура!»– повторяла она, доставая сигарету и закуривая.

«Будь проклята эта Дина», – выругалась Матильда. «А причём тут Дина?»– тут же возразила она сама себе. «Кто захотел на тусовку с золотой молодёжью школы? Кто попросил в долг у этой самой Дины? На что я рассчитывала?»

Матильда встала и отряхнула засохшие травинки со школьной формы, в волосах её запуталась кора, которую она вырвала вместе с клочком каштановых волос.

Выругавшись снова и поправив растрепавшиеся волосы, она отправилась домой.

«Что ж, придётся грабить мою бедную мать. Воровать бабушкины часы» – думала она по дороге домой, прислонившись лбом к холодному окну автобуса.

2

Матильда с раннего детства жила с мамой и бабушкой. Отца она не знала. Мать говорила, что он умер, когда девочка была малышкой. С возрастом Матильде стало казаться, что смерть отца была придумана матерью, чтобы избежать ненужных расспросов, и на самом деле он их бросил. Однажды, она невольно подслушала разговор:

–Вот жил ребёнок столько лет, а теперь что будет? Кто его тут ждёт?– говорила бабушка, входя в дом.

–Тише, мама.– послышался голос матери.

Матильда затаилась в своей комнате.

–А вдруг, ему захочется посмотреть на дочь? А?– не унималась бабушка.

Мать молчала.

Сердце Матильды заколотилось.

«О каком ребёнке речь? Увидеть дочь? Неужели это обо мне?» – мысли в голове прыгали как резиновые шарики с одного на другое.

Матильда тихонько выскочила из дома и побежала в сад. Забившись в угол у забора, спрятавшись в листве пушистых клёнов, она тихо рыдала. Её мир раскололся. Она поняла, что мать обманула её, и её отец не умер.

«А где он был? Почему не интересовался раньше моей жизнью?» – задавала сама себе вопросы Матильда. «И где он сейчас? Он что, хочет меня увидеть? Но зачем?!»

Матильда не понимала, зачем врываться в уже налаженную, размеренную жизнь. Зачем воскресать из мёртвых?

От этих мыслей её трясло. Сидя в тёмном углу прямо на земле, она представляла, как отец приезжает к ним. Как мама говорит: «Познакомься, Матильда, это твой папа!»

«Папа» – это слово было инородным для Матильды, чуждым, оно резало ей слух.

«Нет», – шептала Матильда – «Только не это! Что я ему скажу? Я не хочу его видеть!»

После двух часовой истерики Матильда умылась в саду под краном и, приняв беззаботный вид, занялась своими прежними делами. Но около двух недель она вздрагивала от подъезжавших к их дому машин, пряталась на весь день на чердаке, организовав себе там лежанку из старого матраса и много плакала, зажимая всю боль и страх в себе. Со временем всё прошло, отец так и не приехал познакомиться с ней, и сердце её успокоилось. Через год, когда бабушка уже болела, Матильда сидела у кровати и держала её худую, слабую руку.

–Отец-то, твой в нашем городе живёт,– сказала бабушка.

–Ну и что,– безразличным тоном произнесла Матильда. – Пусть шлёт деньги переводом,– добавила она,– Больше мне ничего от него не надо.

Бабушка слабо улыбнулась.

–Ох, Матильда. Я сейчас очень устала. Завтра я тебе всё-всё расскажу, – прошептала она и слабо сжала руку Матильды.

Но завтра для бабушки не наступило – она умерла в этот же вечер.

После смерти бабушки Матильда осталась с мамой вдвоём. Она больше никогда не заводила тему отца и прошлого. Да и отношения с матерью у неё складывались сложные. Они никогда не секретничали, не делились сокровенным. Мать для Матильды не была подругой. В прочем, у неё никогда и не было подруг. Кругом её общения были соседские мальчишки.

Стоит отметить, что Матильда никогда не была хорошей девочкой и примером для подражания. Характер у неё был скверный, и воспитания ей явно не хватало. Мать не уделяла ей много внимания, и с детства Матильда росла, как сорняк, сама по себе.

Бывали случаи, когда мать ловила её с сигаретой и запахом алкоголя и строго наказывала, но Матильду это не останавливало. Мнение матери не было для неё авторитетом, казалось, авторитетом для Матильды была только бабушка, которой больше не было рядом.

Видимо потому её поведение было неуправляемым, казалось, она сама не контролировала себя, отчего часто попадала в передряги. При жизни, бабушка всегда наставляла её на путь истинный, говорила что нужно учиться, чтобы хоть чего-то добиться в жизни. И Матильда старалась учиться, хотя школу ненавидела. Она ненавидела учителей, одноклассников и особенно одноклассниц, которые считались модницами и красовались друг перед другом новыми шмотками, и всякими девчачьими штучками. В этом плане, похвастаться Матильде было нечем – красоткой она не была, а на дорогие и модные вещи у них с матерью не было денег.

Завидовала ли им Матильда? Конечно.

И порой, оставшись одна дома, она тщательно рассматривала себя в зеркале: средний рост, довольно худая и бледная, тёмно-каштановые прямые волосы, остриженные в каре, большие зелёные глаза, большой рот с тонкими губами и нос с горбинкой.

По сравнению со своими сверстницами, Матильда выглядела нескладно и по-мальчишески, т.к. не было в её фигуре тех милых подростковых округлостей. Дрыгаясь перед зеркалом, как мартышка, Матильда натягивала рваные джинсы, на два размера больше футболку, большие кроссовки с треснувшей подошвой, и неслась на улицу к соседским мальчишкам. Они уходили вглубь городской рощи, курили сигареты, которые один из мальчишек, по кличке Хлыщ, воровал у отца. Иногда удавалось раздобыть баночку пива.

Но чаще всего Матильда оставалась дома и забиралась на чердак. Мать постоянно ворчала, что она дышит там пылью, что там грязно и водятся мыши, что это не место для

Предыдущая 1 Следующая