Глава 1

Охота

Хан Алистер опустился на корточки у кипящего грязевого источника. Юноша молился, чтобы тонкая корочка застывшей грязи не проломилась под весом его тела. Платок защищал рот и нос, но глаза все равно горели и слезились от едкого сернистого газа, который поднимался над бурлящей тиной.

У самого края источника росли желчно-зеленые цветы. Хан воткнул палку в землю возле куста, выкопал его, отряхнул корни от жирных комьев и бросил добычу в перекинутую через плечо суму из оленьей кожи. Затем поднялся и начал отступать назад – на твердую почву, внимательно выбирая место для каждого шага. Хан почти достиг цели, когда нога вдруг пробила хрупкую поверхность и по щиколотку увязла в серой, липкой, горячей грязи.

– Кровавые кости Ханалеи! – воскликнул Хан и отпрыгнул в сторону, надеясь не упасть в соседний котел с бурлящей жижей. Или, что еще хуже, в один из источников с чистой водой… в которой он бы сварился за считаные минуты.

К счастью, Хан сумел приземлиться на твердую землю – прямо под красными соснами, хотя падение выбило из него весь дух. За спиной юноши раздался сдавленный смех: Танцующий с Огнем медленно спускался к нему по склону. Горец крепко схватил Хана за запястья, откинулся назад и выволок друга на безопасный участок.

– Тебе стоит сменить имя, Одинокий Охотник, – предложил Танцующий с Огнем и присел на корточки около Хана.

Смуглое лицо Танцующего с Огнем сохраняло серьезность, его ярко-голубые глаза были ангельски невинны, но уголки губ подрагивали.

– Теперь ты будешь Покорителем Грязевых Котлов! Для краткости – Грязный Котелок!

Хан не оценил дружескую шутку. Выругавшись, он подобрал с земли пригоршню листьев и принялся вытирать сапоги. Лучше бы он надел старые поношенные мокасины. Высокие, по самое колено, сапоги, конечно, защитили Хана от серьезных ожогов, однако оказались измазаны отвратительной липкой грязью. И он уже знал, что услышит, когда вернется домой.

– Эти сапоги сшили в племени, – скажет мать. – Только представь, сколько они стоят!

И не важно, что не она покупала сапоги. Это Ива, мать Танцующего, обменяла их на гибельник – редкий ядовитый гриб, который Хан нашел предыдущей весной. Но его мать все равно была весьма недовольна, когда ее сын пришел домой в обновке.

– Сапоги?! – возмутилась она, не поверив своим глазам. – Красивые новые сапоги, Хан? Интересно, как скоро они станут тебе малы? Ты что, не мог попросить денег? Зерна, которым мы могли бы набить голодные животы? Дров для печи… или теплых одеял, чтобы мы укрывались ими в ледяных постелях?

Она направилась к сыну с хлыстом, который, казалось, всегда был у нее под рукой. Хан попятился назад. Он прекрасно знал, сколь сильны материнские руки, привыкшие к ежедневному труду.

В итоге спина и плечи Хана были разукрашены свежими ссадинами. Но он не расстроился: обновка-то осталась у него. Парень прекрасно понимал, что заплатил не слишком высокую цену – ради таких сапог он бы мог пожертвовать и чем-то большим. А Ива никогда не скупилась, если речь шла о Хане, его матери или сестре Мари, ведь в их семье не было мужчины. Не считая самого Хана, конечно. Но люди обычно не принимали его за взрослого, несмотря на то что ему уже исполнилось шестнадцать.

Танцующий принес воду из Огненного Источника и выплеснул ее на покрытые липкой грязью сапоги Хана.

– И почему лишь жуткие растения, растущие в не менее жутких местах, имеют ценность? – с досадой произнес горец.

– Если бы их можно было выращивать в саду, никто бы не давал за них хорошие деньги, – проворчал в ответ приятель, вытирая руки о штаны.

Серебряные браслеты на запястьях юноши тоже были покрыты грязью, словно качественно выполненным узором. Хан подумал, что их нужно будет очистить до возвращения домой, иначе ему влетит еще и за это.

День превратился в сплошное разочарование. Друзья вышли в путь на рассвете, но им удалось раздобыть всего лишь три серные лилии да наполнить мешок коричными палочками. Правда, они собрали еще немного бритволиста и горстку стеблей, которые можно было выдать за девичью траву на Равнинной ярмарке. Пустой кошелек буквально взывал к тому, чтобы юноша в этом году пораньше отправился на поиски редких растений, которые произрастали только в горах.

– Это пустая трата времени, – заявил Хан, несмотря на то что лично сподвиг друга присоединиться к нему.

Хан поднял с земли небольшой камень и швырнул его в источник. С глухим шлепком камушек приземлился в горячую жидкую грязь, булькнул и исчез.

– Давай попробуем кое-что еще.

Танцующий с Огнем поднял голову и с любопытством уставился на друга.

– Что ты имеешь в виду? – спросил горец, тряхнув головой: при этом его косички с вплетенными в них бусинами начали раскачиваться из стороны в сторону.

– Давай поохотимся! – предложил Хан и коснулся лука, который висел у него за спиной.

Танцующий с Огнем нахмурился, задумавшись.

– Мы можем отправиться на Выжженный Луг. Горные олени сейчас поднимаются с равнин. Птаха видела их там позавчера.

– Тогда чего же мы ждем? Пошли! – Хан не собирался долго размышлять.

Нынешний месяц выдался голодным. Вяленой рыбы почти не осталось. Мать заготовила великое множество горшков с капустой и бобами, но и эти запасы тоже подходили к концу. Перспектива есть пустую похлебку не пугала Хана, но хотелось скрасить вкус варева хотя бы кусочком солонины. Да, мясо для их семьи сейчас точно не было бы лишним.

Друзья отправились на восток, прочь от дымящихся источников. Танцующий с Огнем задал настолько быстрый темп, что казалось, приятели будто парили над землей. Хан не отставал. Вскоре оба юноши мчались вдоль долины реки Дирн. Плохое настроение Хана постепенно таяло.

В такой день трудно было оставаться недовольным. Весна уже вовсю радовала глаз. Полевые цветы, плоды дикой капусты и майских яблонь наполняли ароматом окрестные луга. Хан наслаждался запахом теплой земли, сбросившей с себя зимнее одеяло. На склонах таял снег, и вешние воды наполняли реку Дирн. Оглушительно и волнующе звенели водопады, превращаясь на камнях в сверкающую, бушующую пену. Спустя некоторое время воздух совсем прогрелся: Хан снял куртку из оленьей кожи и закатал рукава рубахи до локтей.

Выжженный луг недавно пережил пожар. Повсюду торчали обугленные стволы сосен, вокруг которых раскинулся океан высокой травы и диких полевых цветов. Некоторые стволы валялись на земле, будто их играючи разбросали дети великанов. Кусты черники и ежевики, некогда укрытые тяжелой тенью деревьев, грелись в лучах солнца. Через несколько лет луг снова зарастет густым лесом. Землю уже покрывали молодые сосенки, высотой по колено.

И прямо здесь дюжина горных оленей, склонив головы, щипали свежие весенние побеги. Животные прядали ушами, отгоняя насекомых, гладкие огненно-рыжие шкуры отчетливо выделялись на фоне зеленой луговой травы и темно-коричневых проплешин.

У Хана участился пульс. Танцующий с Огнем лучше управлялся с луком, ему хватало терпения обдумывать каждый выстрел. Но Алистер не видел причин, почему бы каждому из них не подстрелить по оленю. Вечно пустой желудок скрутило голодным спазмом при одной только мысли о свежем мясе.

Друзья обогнули луг и приблизились к стаду с наветренной стороны. Хан спрятался за валуном, достал лук и натянул тетиву, проверив ее мозолистым большим пальцем. Лук был новым, в племени изготовили его под рост юноши. Вообще все вещи в жизни Хана, сочетавшие в себе красоту и практичность, были созданы именно людьми племени.

Парень выпрямился, оттянул тетиву к уху, но внезапно замер и стал принюхиваться. Легкий ветерок принес отчетливый запах гари. Хан взглянул на горы и заметил тонкую струйку дыма, пересекающую склон. Одинокий Охотник вопросительно покосился на друга, но тот только пожал плечами. Земля была сырой, а весенняя листва сочной: весной гореть нечему.

Олени на лугу также почуяли запах гари. Они вскинули головы, зафыркали и принялись нервно притоптывать копытами, зрачки выпуклых карих глаз резко сузились.

Хан снова посмотрел на гору. Теперь он различил оранжевые, фиолетовые и зеленые всполохи и ощутил, что ветер усилился и стал чересчур горячим. До юноши долетел едкий запах дыма.

«Фиолетовый и зеленый? – удивился Хан. – Какие растения могут гореть таким пламенем?»

Сперва олени растерянно суетились на месте, будто решая, куда им податься. Затем все как один развернулись и понеслись прямо на парней.

Хан прицелился, но выпустил стрелу, когда стадо уже мчалось мимо. Промах! Танцующему с Огнем тоже не повезло. Хан бросился в погоню за добычей, перепрыгивая через поваленные стволы деревьев. Перед глазами мелькнули белые пятна хвостов, но

Предыдущая 1 Следующая