легкого поведения и их клиенты совершенно точно страдают сифилисом, СПИДом, чумой, холерой, оспой, гриппом, параличом и прочими дурными болезнями. Чихнет кто-то из них в подъезде, и все жильцы вымрут от онкологии. Первым погибнет Толя, потому что он живет рядом, вся зараза кинется к нему. На психолога Банкин выучился, уже имея диплом терапевта. Холера, чума и паралич его не пугали, а вот клиенты-братки показались ему не самой приятной публикой, он решил разузнать, что творится в соседней квартире, и пошел к соседке. Поняв, что рядом расположен кабинет обычного массажа, Анатолий посоветовал Полине сменить название на «Салон реабилитации, повышения иммунитета, избавления от стресса». Слово «массаж», которое вызывало ухмылки и панику аборигенов, исчезло, к Полине потекли клиенты, в том числе и жители подъезда, которым Банкин посоветовал дать скидку. Полина решила отблагодарить Анатолия, принесла ему бутылку элитного коньяка… И вскоре они сыграли свадьбу.

Глава 2

Лидия прервала свой рассказ.

– Понятно излагаю?

– Пока вопросов нет, – ответил Сеня.

Банкина продолжила:

– Родители рассказали нам историю своего знакомства. Отец и мать вместе поднимались наверх, у них было трое детей, я младшая. Брат Роберт – стоматолог, сестра Софья тоже окончила медицинский, работала ортопедом в клинике, потом открыла салон по пошиву обуви для людей с проблемными ногами. Соня прекрасно зарабатывает. А я белая ворона в стае докторов с дипломами. У родителей клиника реабилитации после инсульта, инфаркта, операций по замене суставов и тому подобного. Особняком расположено вип-отделение, посторонним туда не попасть. У вип-пациентов все свое – зал для занятий лечебной физкультурой, ресторан, процедурные кабинеты. Палаты на одного, там частенько лежат представители шоу-бизнеса.

– Алкоголизм, наркотики? – уточнил Кузя.

– Да, но не всегда, – честно ответила Лидия, – стресс, истерики, рабочие перегрузки, депрессия, анорексия, булимия. Я не хотела идти в медицину, оказалась пингвином среди белых лебедей, после школы никуда не поступила. Папа попросил певицу Анок, которая не раз ложилась в их с мамой клинику, взять меня последней помощницей десятого секретаря. Год я моталась с Анок по городам и весям и неожиданно зауважала весь шоубиз. Ну да, поют они не очень хорошо, звезд мирового уровня среди них мало, да и стать такой российскому исполнителю не дадут по политическим причинам. Да, выпивка, отклонения в сексуальной жизни, волшебные уколы, порошки-таблетки. Но кого точно нет среди тех, кто мало-мальски известен, так это лентяев. Пашут они как кони. И когда кто-то думает, что певец за концерт сто тысяч евро получил, вон он какой богатый, то завистник просто не понимает, что с исполнителем работают балет, музыканты, костюмеры, стилисты, декораторы, шоферы трейлеров, звукооператоры, электрики. Все они получают зарплату. Откуда она берется? Из гонорара за выступление артиста, пирог делится на всех, ему самому не так уж много достается. Мне быстро надоело носить в зубах сумку за визгливой певичкой, терпеть ее истерики. Я поняла, что вообще не желаю на кого-либо работать, лучше на себя пахать. И открыла концертное агентство, опыт общения с Анок, знакомства, которые я завела, – все это помогло мне раскрутиться. Российских звезд первой линии у меня нет, зато вторая, третья и далее представлены достойно. Я не завишу от родителей, сама себя обеспечиваю.

– Замечательно, – кивнул Сеня.

– Вы не понимаете, по какой причине я говорю о своих финансовых успехах, – продолжала Лидия, – просто я хочу объяснить, что способна оплатить услуги детективов без обращения к кошельку родителей. И основное условие, которое сотрудникам агентства надо соблюдать в случае, если вы возьметесь за работу для меня, это сохранение полной тайны от всей моей семьи. Если вы готовы его принять, я начну деловую беседу.

– Мы никогда не подключаем родных, друзей или коллег клиента, если тот предупреждает о неразглашении информации, – пояснил Сеня, – это непременно указывается в договоре.

Лидия прищурилась.

– Мой бизнес тоже связан с составлением бумаг, и я прекрасно знаю, что частенько эти условия нарушаются. Можно подать в суд, но тогда обо всем пронюхают журналисты, заседания надолго затянутся, нет никакой гарантии, что ты выиграешь, потому что судья порой руководствуется собственным впечатлением от участников процесса. Подумаешь обо всем этом, махнешь рукой и живешь дальше с ощущением, что тебя, как последнего лошару, обманули.

– У нас есть договор и честное слово, – объяснила я, – до сих пор никто не жаловался, что мы нарушили либо одно, либо другое.

Лидия свела брови в одну линию.

– Кто не рискует, тот всю жизнь бедный. Ладно, давайте подпишем договор и начнем беседу.

– Вкратце объясните, чем нам предстоит заниматься, – попросил Сеня.

– Без договора я ни слова не скажу, – заявила Лидия.

– Тогда мы зашли в тупик. Есть проблемы, за которые мы не беремся из этических соображений. Договор обяжет нас к работе с вами, мы должны понять, сможем ли выполнить ее, – растолковал Собачкин.

Телефонный аппарат на столе затрезвонил, Сеня взял трубку:

– Да? Хорошо. Они не записывались на прием, пусть подождут. Скоро закончим. Что ты говоришь? Ну, если человек приехал без предварительной договоренности, он не может выдвигать претензий. Объясните им, пожалуйста: «Дегтярев занят, вам придется подождать». Если не хотят, пусть уезжают. К нам через два часа должны прибыть клиенты, вот они заранее договорились о встрече.

Это все Сеня произнес с такой убедительной интонацией, что даже я на секунду удивилась: кто мог позвонить на трубку, которая никуда не подсоединена? Этот аппарат просто деталь интерьера. Но потом вспомнила, что под столешницей есть кнопка, нажатие на которую вызывает звонкую трель, и мысленно похвалила Собачкина за сообразительность.

– У вас много заказчиков? – неожиданно поинтересовалась Лидия.

– Информация о тех, кто пользуется нашими услугами, не подлежит разглашению, – вежливо, но твердо заявил Кузя.

– Софья собралась замуж, – начала Лидия, – мне нужна полная информация об ее избраннике. Маме, папе, Робу жених нравится. И вроде он подходит сестре: богат, нет проблем с жильем, впервые собрался в загс, нет бывших жен и малолетних детей. Мать его давно умерла. У жениха простая фамилия – Смирнов. Баек о своем дворянском герцого-баронском происхождении он не сочиняет. Мне нравится, что Смирнов просто Смирнов и не прикидывается потомком древнейшего дворянского рода. Дочь подруги моей матери сочеталась браком с парнем, у которого в венах на самом деле течет голубая кровь. Так свекровь каждый день не забывает напоминать невестке, что она замарашка, из коровника в гостиную попала. Я тоже сначала нормально отнеслась к Андрею Владимировичу, хотя мне не нравилась разница в возрасте, избранник сестры почти ровесник моего отца.

– Любви не прикажешь, – философски заметил Кузя.

Лидия не стала спорить.

– Согласна. Соне всегда нравились те, кто старше ее. Она лет с семнадцати заводила романы со взрослыми мужчинами, говорила, что ей скучно с одногодками, они все идиоты, не умеют себя вести.

– «Подросток мужского пола восемнадцати лет по уму равен подростку женского пола десяти лет», – заявил Кузя, – цитата из статьи в журнале «Научная психология отношений».

– Я отнеслась к Андрею позитивно, – продолжала Лидия, – надо отметить, что он вел себя безупречно. Не тащил Соню в постель до брака, потому что сестра ему сказала: «Я против секса до свадьбы». Все ее ухажеры через пару-тройку недель хождения за ручку в кино-театр-консерваторию начинали деликатно, а потом грубо намекать на секс. Услышав конкретное «нет, сначала ты берешь меня в жены», они быстренько удирали. Андрей же за Соней ухаживает, торжественно просил ее руки. Сестра в него без памяти влюбилась. Свадьба назначена на март, все пребывают в радостном ожидании праздника. А я, на беду, очень мнительна, некоторые особенности поведения Андрея меня насторожили.

– А именно какие? – спросил Сеня. – Уточните.

Глава 3

Лидия сложила руки на груди.

– Когда Смирнов куда-то идет с Соней, он никогда не берет мобильный, оставляет его дома, говорит ей:

– Трубка все время звонит, вместо того чтобы общаться с тобой, я буду решать рабочие вопросы. Нам не удастся ни поговорить, ни поесть, ни посмотреть спектакль, ни погулять спокойно. А я хочу провести время с любимой, а не с посторонними людьми.

Соня резонно поинтересовалась:

– А вдруг что-то срочное?

Жених ответил:

– Нет таких дел, которые нельзя отложить.

Софья не успокоилась.

– Возможно, кто-то умрет, и понадобится твоя помощь.

Андрей возразил:

– Покойнику спешить некуда. И как люди раньше без сотовых жили? Неприятные новости они узнавали на работе или дома. Во всех остальных местах плохие известия до них не добирались. Я вот путч в девяностых прозевал. Мы с приятелями уехали на рыбалку на пять дней, устроились на бережку. Никто нам был не нужен, консервы с собой,