Пролог

Насвистывая веселую мелодию, Кьерстен Сонг шел по коридору офиса юридической фирмы. Судья задержался с вынесением решения, и обычно многолюдное помещение сейчас, в десять вечера, было совершенно пустым.

Кроме единственного кабинета. Сквозь прозрачную стену Кьеру хорошо было видно, что глава фирмы великолепная Серена Гластонберри все еще сидит за своим столом. А то, что стеклянная стена была незатемненной, говорило, что Серена ждала его. Она сидела за своим огромным полукруглым столом и задумчиво постукивала ложечкой по стенкам чашки с каппи – бодрящим напитком из коричневых зерен, которые выращивали на Зерване.

Поняв, что разговора избежать не удастся, Кьер вздохнул. Настроение слегка померкло: наверняка Серена уже узнала, что он свалял дурака в этом деле, и, если бы не счастливое стечение обстоятельств и гений самого Кьера, они бы проиграли.

Проигрывать было нельзя. «Электрико» – ключевой клиент, пользующийся услугами фирмы «Гластонберри и Питч» лишь потому, что ни Серена Гластонберри, ни ее партнеры, в списках которых уже много лет значился и адвокат высшей категории по Межгалактической системе квалификации юристов Кьерстен Сонг, никогда не проигрывали. Впрочем, беспокоиться нечего: «Гластонберри и Питч», вернее, Кьер выиграл и на этот раз.

Слегка поколебавшись, адвокат вошел в кабинет главы фирмы без стука.

– Серена?

– Кьер. – Как обычно, грудной мелодичный голос, слегка протягивающий гласные, завораживал, как и в те времена, когда они были любовниками. – Как дела?

– Я выиграл. – Он сел в мягкое кресло, моментально принявшее форму его тела, и протянул папку с копией судебного решения.

Игнорируя документы, Серена Гластонберри внимательно посмотрела на партнера своими огромными, чуть раскосыми фиалковыми глазами, ярко контрастировавшими с темно-графитовой кожей и платиновыми волосами, сейчас собранными в замысловатый узел на затылке.

Кьер невольно залюбовался ею. Слишком красивая, Серена всегда привлекала внимание мужчин, даже сейчас, когда все уже было в прошлом, он совершенно некстати вспомнил, как роскошно выглядело ее стройное, почти идеальное тело на светлом шелке простыней. В какой-то момент Кьер даже пожалел, что они расстались, но тут же выкинул эту крамольную мысль из головы. Мимолетная связь не должна превращаться в нечто большее, однажды он уже проходил это, и до сих пор воспоминания были ему неприятны.

– А мне сказали, что ты был близок к провалу, – чарующе-спокойно заметила Серена, чуть наклонив голову набок, как всегда делала, когда была недовольна.

Кьер усмехнулся.

– Быть близко к провалу и провалиться не одно и то же, кому, как не тебе, знать об этом!

– Если это намек на дело Томсона…

– Это не намек, – оборвал он ее. – И если в твоем деле были опечатки, то в моем случае девица, которая готовила документы, просто забыла положить в папку важную улику. Хорошо судья пошел навстречу и назначил перерыв, а мой секретарь смогла найти потерянные листы и прислать с курьером!

– Пытаешься свалить свою вину на других, Кьер? – прищурившись, Серена чуть откинулась на спинку своего кресла. Кьерстен хмыкнул, прекрасно понимая, что эта злость – всего лишь способ замаскировать беспокойство. Серену Гластонберри действительно волновало то, что происходило в фирме.

– Пытаюсь открыть тебе глаза на то, что мы перестали набирать лучших из лучших!

– Мы набираем именно таких, – покачала головой она. – Согласно данным, предоставленным нам университетом Куинси, все наши стажеры – отличники, имеющие выдающиеся достижения в тренировочных судах…

– Которые теряют документы и думают лишь о свиданиях. Одна из них даже пыталась соблазнить меня! – эмоционально произнес Кьер, чем вызвал улыбку собеседницы. – Брось, Серена, не мне тебе рассказывать, что такое успешный выпускник Юридической школы университета Куинси.

– А собеседование и тестирование, которое они проходят по окончании университета? Ты же знаешь, что мы основываемся именно на этих данных. В Куинси всегда были самые лучшие интервьюеры и тесты.

– Значит, либо университет снизил планку, либо… – Кьер внимательно посмотрел на начальницу своими аметистовыми глазами, выдававшими, как и светло-серая кожа, что он северянин. – Либо нам врут!

Серена задумалась, взвешивая все.

– Я не вижу причин, по которым университету надо нам врать, – произнесла она после некоторых раздумий. – Наша фирма – одна из самых известных в Межгалактической Федерации, и стажироваться в ней – большая честь.

– Тем не менее эти причины должны быть, – упрямо возразил Кьер. – Если не веришь мне – проведи лично собеседование со стажерами, и ты поймешь, что они глупы!

– Ты, как всегда, слишком категоричен!

– Я только что едва не проиграл дело! – напомнил Кьер. – Из-за стажера, которая просто забыла положить в папку документы.

– Думаешь, она сделала это умышленно? – Серена слишком пристально смотрела на своего лучшего адвоката.

– Эта глупышка? На такое у нее не хватит ни смелости, ни мозгов.

– Тогда что?

– Думаю, нам преднамеренно подсовывают отнюдь не лучших! – отрезал он. Ему не нравился этот разговор, поскольку у него не было доказательств, лишь предположения, не более. – Насколько я помню, все наши стажеры в последнее время – выходцы из очень обеспеченных семей.

– Обучение стоит дорого, ты же это знаешь.

– Знаю, поэтому бился за стипендию и получил ее, как и ты! – упрямо возразил Кьерстен.

– Хочешь сказать, что… – Серена нахмурилась.

– Среди наших стажеров двух последних лет нет ни одного стипендиата. Я специально проверил, пока ехал сюда из здания суда.

– Кьер, в интересах университета предоставить нам лучших из лучших.

– Значит, чьи-то интересы поставили выше интересов университета и, что для меня и тебя самое главное, наших.

– Но кому это надо?

– Тому, кто знает, что стажировка у нас – это большая честь.

Серена задумалась.

– Возможно, ты прав, – нехотя призналась она. – И что ты предлагаешь?

Кьер внимательно посмотрел на свою собеседницу.

– Ты и сама знаешь, что надо делать. Свяжись с Мэлом. Нам нужна информация из Куинси.

– Не думаю, что это – хорошая идея, – отмахнулась Серена. Мэл Андерсон был главой частного детективного агентства, услугами которого «Гластонберри и Питч» постоянно пользовались, а по совместительству, Кьер знал это наверняка, еще и любовником Серены. – Набор студентов уже закончен, и люди Мэла просто не смогут попасть на лекции, не привлекая внимания.

– Может быть, в университете нужен преподаватель или секретарь? – Керстен подошел к лэптопу, лежащему на огромном столе, поверхность которого была выточена из застывшей вулканической лавы, включил его, ввел свой пароль и по памяти набрал сайт родной альма-матер. – О, им нужен преподаватель древнеимперского права. Жуткая вещь.

– Ты же писал диссертацию как раз на эту тему, – заметила Серена.

– Именно поэтому я знаю, что говорю. Поговори с Мэлом, пусть он отправит кого-нибудь на недельку-другую в Куинси, и тот под видом, что ведет занятия, присмотрится к ситуации. Наверняка они что-то скрывают!

– Ты же понимаешь, что у Мэла нет таких людей, кто мог бы удовлетворить требования, выдвигаемые университетом.

– Значит, надо найти кого-то, кто сможет удовлетворить. – Последнее слово он произнес очень двусмысленно.

– И где ты предлагаешь искать? – Серена взглянула на партнера с явным интересом.

– Да хоть в нашей фирме! – Кьер пробежался глазами по объявлению на экране. – Смотри, любой старший партнер подходит под требования. Отправь туда Женевьеву или Рассела, без разницы, кого именно, они оба меня бесят.

– Кьерстен, если в университете что-то скрывают от нас, то вряд ли позволят сотруднику фирмы провести хотя бы одно занятие, – заметила Серена, вставая и подходя к огромному окну, за которым в темноте мерцали городские огни. Кьер проследил за ней взглядом.

Одетая в оливковый брючный костюм и фиолетовую блузку под цвет глаз, она была, как всегда, обворожительна. Все ее движения были наполнены тягучей плавностью, которая, впрочем, Кьера абсолютно не трогала. Особенно сейчас.

– Тогда пусть это будет уволенный сотрудник! – предложил он. – Естественно, ты примешь его обратно и выплатишь премию, как только мы получим отчет.

Серена вновь задумчиво посмотрела на него, просчитывая все варианты.

– Знаешь, в этом что-то есть, – наконец сказала она. – Вопрос только в том, кто может порекомендовать нового преподавателя ректору. Как ты думаешь, Джейсон Роу все еще работает в Куинси?

– Не знаю. Никогда не интересовался. – Кьер с трудом вспомнил бывшего однокурсника, который слишком много времени проводил за чтением книг, носил очки, отказываясь делать коррекцию зрения, рано начал лысеть и вообще слыл жутким занудой. – В свое время в Юридической школе многие от него были в восторге.

Серена, грациозно покачивая бедрами, подошла к столу, щелкнула клавишами клавиатуры и всмотрелась в монитор, выискивая нужную информацию.

– Да, он все еще преподает. И даже пошел на повышение! Его назначили деканом.

– С чем его и поздравляю, – фыркнул Кьер.

– Не завидуй! – предостерегла Серена. – И, главное, держись с ним дружелюбно!

– Думаешь, он сможет нам помочь? – усомнился Кьер, становясь рядом и скептически посматривая на голографическое изображение бывшего однокурсника, высветившееся на экране. – Судя по этому изображению, он все такой же размазня и чудик. Вряд ли он сможет собрать нужную нам информацию.

– Он не сможет, – отозвалась Серена, – но сможешь ты.

– Что? – Кьер не поверил собственным ушам. Серена улыбнулась.

– Я

Предыдущая 1 Следующая